[Ristall - Fire of the War]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Ristall - Fire of the War] » Знакомимся! » Творчество


Творчество

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Делимся друг с другом своими творческими порывами...

0

2

не совсем рассказ даже, но может у кого нервы сдадут при чтении и свое выложат?)) собственно биография одного перса..

…Нити начинают сплетаться…

Обычный маленький городок вблизи графства. Семья купцов, что уже не первое столетие носит с высоко поднятой головой фамилию Амнез. И вот, единственный ребенок в семье, потомственный торговец и маг по совместительству, берет себе в жены необычную девушку, что совсем недавно пришла в их дом. Никто ее раньше не видел, включая и самого Джаспера, но он все же сделал ей предложение. Об их пышной свадьбе в дальнейшем не один год будут восторженно рассказывать, но гораздо дольше будут ходить слухи о подозрительном происхождении Амалии, ведь никто так и не узнал о ее прошлом, сам муж бдительно охранял ее покой. Через год у них родился ребенок, коего, как впрочем и всегда, посчитали самым прелестным на свете. Шли месяцы и молодые родители все сильнее начинали волноваться за свою маленькую дочь- странные волосы непонятного болотного цвета казалось, шевелились, издавая шипящие звуки. Когда Амалия увидела клыки у соей Хэлл, то просто отказалась впредь кормить ее грудью.
Все семейство не понимало, что происходит, и только Джаспер втайне вздрагивал по ночам от ужаса, что сотворил. Подающий надежды как маг, он с детства интересовался мифами и мифическими существами. Когда-то даже сам для себя решил, что во что бы то не стало, сотворит умершую легенду собственными руками. И он сотворил, сам того не понимая. Тщательно смешивал настойки, добавляя в них яда и специальных трав, полученное часто добавлял в чай своей возлюбленной во время ее беременности.
Время шло, а Хоэлайт принимала все более подобающий девочке вид и род Амнез медленно успокаивался, стараясь забыть ее недавнее прошлое. Теперь это была симпатичная девочка 11 лет от роду с смешными волнистыми волосами, что находились казалось в вечном движении. Балы, приемы, творческие вечера- ее жизнь была сказкой без конца и девочка не уставала радоваться и радовать других как своими интересами и знаниями, так и невинными шалостями.
В ее 16летие в их дом пожаловал необычный гость- темнокожий мужчина с длинными распущенными волосами. Об этом торговце говорили много и повсюду, слагая песни и притчи о его богатстве. Увидев Лайт он сразу же попросил ее руки и не какие упоминания о ее возрасте его не смутили.
Уже через год Хоэлайт переезжает с супругом в его особняк, вблизи гор. Скрывшись от глаз семейства, купца как переменили- не обращал внимания на юною жену и отвечал одной- двумя фразами на все ее вопросы. Добравшись до нового дома, Хэлл более вообще не услышала мужа. Да что там не услышала- видела то его раз в неделю, проводя все время в пыльных библиотеках и гуляя по саду. Никогда не жаловавшаяся на жизнь, девушка банально не знала куда себя деть, доходя иногда до помощи прислуге, что по ее мнению считалось верхом всего возможного. Но деваться было некуда и она старалась приучить себя находить занятия на пустом месте. В какой-то момент ее муж, вспомнив видимо о своих обязанностях, стал уделять ей чуть больше внимания, присутствуя утром на завтраке и исправно спрашивая о ее здоровье. Лайт каждый раз оставалась в искреннем изумлении, но так же исправно отвечала о ее благополучии.
Через несколько недель среди слуг стали ходить слухи, что к ним скоро наведается старый друг мужа Хэлл. Девушка обрадовалась, что хоть как-то разнообразится ее жизнь, но хмурые взгляды слуг ее быстро остудили. К тому времени они уже успели сдружиться и вечером старая горничная проронила, что этот самый друг не так прост и имеет любовь к чужим мучениям. Последующие два дня девушка мучалась от опасений. Слугам она верила, но так же верила и мужу, что ни разу ее не обидел. Он правда вообще к ней не прикоснулся, но это уже не столь важно для нее было.
Холодным вечером, под проливным дождем, Лайт сбежала из поместью с помощью слуг.

…Веретено поворачивается…

Предварительно взяв с собой все необходимое, она направилась к родственникам, не желая более пребывать в доме мужа. Но как оказалось, поместье Амнез было далеко от нее места нахождения в данный момент и даже тех денег, что девушка взяла с собой не хватило бы, да и взяла она из природной вежливости сущие гроши. Хэлл прекрасно знала, что на добром слове проживет в незнакомом мире несостоявшихся людей не долго. Устроившись на работу швеей, она была полна надежд, что, впрочем, не заставили ждать своего краха. Уже через неделю по маленькому городку разнеслась весть- за поимку сбежавшей графини, что имеет помутнение разума, безутешный граф готов отдать немалую сумму. Не дожидаясь подозрительных взглядов, Лайт вновь сбежала.
Теперь путь ее лежал через разные города по направлению к отчему дому. Впрочем нигде девушка долго не задерживалась- вести о вознаграждении шлейфом следовали за ней везде. Иногда создавалось впечатление, что ее специально подгоняют к чему-то, но к чему она не знала. В очередной маленькой комнатушке, что Хоэлайт сняла в бедном квартале была лишь ветхая кровать да то ли стол- то ли стул, на котором она занималась работой. Среди ее нового окружения все были безграмотные и бывшая графиня подрабатывала на написании писем после дневной смены разносчицы в кафе. По горькому опыту девушка знала, что займи она более высокую должность и слухи о сбежавшей жене вновь бы нашли ее.
Медленно, но неуклонно привыкала тонкая натура к грязи в душах людей и Хэлл все легче находила язык с соседями. Она более полугода жила уже в своей каморке и стала потихоньку забывать прошлую жизнь. Утро- собраться, пойти на работу- нацепить вежливую улыбку, принести господину за дальним столиком салат и попутно не вспоминать из чего тот сделан, дабы не портить аппетит скорчившимся лицом; отнести, принести, увернуться от грязных рук, норовящих полапать. Каждый день был точной копией предыдущего и теперь девушка редко улыбалась искренне.
Среди ее новых «друзей» были широко распространены карты и ставки на немалые, по их меркам, деньги и Хэлл неоднократно предлагали разделить с ними игровой стол. Но, то ли она не достаточно твердо отказывалась, то ли попутчики были столь настойчивы, но в один, не чем не отличающийся от предыдущих, пасмурный день девушка оказалась за круглым, плохо обтесанным, столом с картами в руках. Ей повезло и в первый же раз она ушла с половиной той суммы, что зарабатывала по обыкновению за десяток дней непрестанной работы. По началу Лайт на этом хотела и остановиться, но друзья справедливо, по их мнению, потребовали реванша. К всеобщему удивлению  удача не покинула девушку, добавив к выигрышу еще трехдневный заработок.
Время шло и Хоэлайт стали все чаще называть дочерью Фортуны, ведь крайне редко она проигрывала. Но в какой-то момент в городке прошел слух про нового игрока, в удаче не уступающему Хоэлайт, что к тому времени приобрела помимо славы еще и увеличенные амбиции. Она сразу же захотела встретиться с новичком, но как не старалась, подбираясь через знакомых к нему все ближе, он все время удалялся, как дразня женщину. Азарт приходит во время игры и вот уже дня не проходило, что бы она не думала как поймать своего потенциального соперника. Как оказалось все это было лишним, он сам пришел однажды в  подвал, где они по обыкновению раздавали карты и предложил немалую ставку. Как кто понял- неизвестно, но ни у кого не возникло подозрений, что этот невысокий загорелый человек с серебристыми волосами, связанными веревкой тот самый удачный игрок. Впрочем это не освободило его от тут же начавшегося шепота по всему помещению и только сама Хэлл не принимала участия в общении, неотрывно смотря в довольные глаза и ощущая предательскую дрожь рук. Не было произнесено ни одного лишнего слова, но она просто звериным инстинктом чувствовала, что попала в ловушку. Он- это ее кошмар, что преследовал несколько лет, гоняя из города в город.

…Нити скручиваются…

Игра началась нарочито медленно, но женщина никак не могла сконцентрироваться. Ее соперник был до невозможности похож на бывшего мужа, только в нем чувствовалась какая-то сила. Первую партию Хоэлайт еще смогла выиграть, но остальные стала проигрывать одну за другой. Она проиграла все свои сбережения и незаметно ее сначала маленький долг вырос в просто невыплачевыемый. Поэтому, как она не хотела, но не увидела лучшего варианта чем согласиться сыграть на свою работу. Может она была так уверена в своей удаче, а может и сдалась только увидев противника. Но она рискнула… и проиграла.
Больше не было сказано ни слова. Он просто встал, а она просто пошла за ним. Может она могла бы сопротивляться, но вдруг из нее ушли все силы. Выйдя из подвала, она безжизненной куклой, тенью направилась за мужчиной и шла так несколько недель. Уговоренный срок давно истек, но это уже не имело значения. Короткие привалы и шаги, шаги, шаги…
Жизнь стала страшным сном без конца и начала. Сколько еще они шли по городам и деревням неизвестно, все места ей казались знакомыми- будто они ходили по кругу. Когда вдруг дорога закончилась Хэлл и не поняла сразу, что от нее что-то требуют. Очнувшись как ото сна, первая мысль была, что на нее наложили какую-то магию. Впрочем рассуждений более в голове не стало- она открыла глаза и увидела дом. Родной отчий дом, откуда она ушла несоизмеримо давно. Но это место вместо радости привело ее в ужас- разрушение, огонь и запах паленого мяса. Почему-то сомнений не было- всех, кто был в доме просто подожгли, причем сравнительно недавно. Женщина медленно, но неуклонно теряла над собой контроль и ее спутник впервые улыбнулся. Улыбнулся холодно и язвительно. Что было раньше- она его ударила или он ее? Амнез не знает, запомнилось лишь жжение от удара в лицо да все те же, уже почти родные, колючие глаза. Она что-то рушила, непонятно откуда взявшейся силой, волосы казалось жили отдельной жизнью и шипели, под ногами горела земля, над головой рушился потолок… что она искала в разрушенном доме? Может смерть? Впрочем если так, то она ее не нашла- жесткие руки вырвали ее из огня, незамедлительно вновь ударив уже в живот. Согнувшись от боли, вскрикнула от новой- на сжатых в кулаки руках прорастали крепкие когти, врезаясь в кожу. Уняв дрожь и найдя в себе силы, она вновь встала, с немой ненавистью смотря на друга бывшего мужа. Тут же почувствовав онемение ног, не успела даже вновь ударить- тело просто отказалось подчиняться, застыв монолитом. Дальше пришло долгожданное забытье и она устало погрузилась в пустоту, тут же потеряв все раздражение, злость и силы.

…Кросна заправлены…

Последнее ее воспоминание- все та же язвительная улыбка, что хотелось срезать вместе с кожей. Но видимо у мужчины были другие планы и теперь она лежала на подстилке в небольшом каменном мешке. Рядом, в деревянной миске, стояла подозрительный симбиоз каши и похлебки, а в дальнем углу, до коего впрочем было пару шагов, лежала покрывало. Сев, Хэлл тут же почувствовала саднящую боль в боку, на руках же увидела кровь. Как и где она умудрилась чем-то порезаться до крови вспоминалось тяжко и со скрипом. Решив отложить выяснение отношений с памятью на другой раз, она все же через силу поела и вновь заснула. Так продолжалось несколько дней- сон и кошмары, а по пробуждению наполненная непонятной смесью, миска возле подстилки. С каменным мешком она к своему удивлению ошиблась- это было что-то вроде подвального помещения и ею даже была найдена дверь под полотном, ведущая в уборную (конечно ее так сложно было назвать, но все же выглядело приятнее дыры в поле). Правда единственное окно, как и выход на землю- отверстие в потолке, по обыкновению закрывающее небо толстыми прутьями решетки.
Примерно через неделю, когда раны странным образом довольно-таки быстро затянулись, ей была подана лестница на верх. А точнее, просто подняли решетку и кинули ей веревочную лестницу. Лайт покорно выбралась на землю, впрочем первым ее желанием стало забраться обратно и вжаться в угол- перед ней предстала трио не самых приятных личностей- два подозрительно белокожих типа и ее недавний спутник. Что-то предпринять ей не дали времени, тут же вновь обездвижив, а потом и подчинив своей воли. Последней нормальной мыслью была лишь догадка, что в еду что-то подмешивали. Дальнейшие недели она бы с радостью стерла из своей жизни, но как она не ждала безумия, а с ним и новой встречи с забытьем- видимо у нее было мало терпения. Ее привели в теперь уже большое помещение, подозрительно напоминающее камеру пыток, только чистую и светлую. Именно ею комната и стала для женщины. Ей старательно сохраняли разум и поэтому каждую минуту, мгновение боли она помнит отчетливо. Как ее, все такую же безвольную привязали к стене и только тогда она обрела способность управлять своим телом, но это уже не имело значения. В этой комнате она узнала, что такое настоящая боль и чем принесенная от раскаленного металла она отличается от магической.
Они верили в какое-то бредовое пророчество о создании артефакта, а для начала работы им нужно было непонятное существо. Впрочем какое именно она так и не узнала, ей хватило и пыток. Ее каждый день злили и мучали, считая, что так она наберется сил и в последствии их дурной обряд перед созданием пройдет удачней. Раскаленным железом на ней еженедельно выжигали страшный орнамент на всем теле и вливали в него непонятную ей силу, заставляющую каждый последующий раз подчиняться тело все охотнее Но в какой-то момент все пошло не так, как было задумано- вместо того, что бы стать безвольной игрушкой, женщина стала просто умирать и только тогда они задумались о ее человеческой сущности. Вместе с задумчивостью пришло и удивление от того, что она столь долго смогла продержаться. Тогда они на какое-то время оставили ее в покое и лечили какими то снадобьями и настойками.
Шли месяца, а организм Хэлл медленно, но верно восстанавливался и «группа по интересам», в коей оказалась еще и пара оборотней, вздохнула свободней. Но они так и не уловили момент, когда все вновь пошло не так. Теперь это была уже не хрупкая человеческая девушка, а оболочка скрывающая в себе монстра. Во время лечения ее боялись пытать и поэтому давали самой заниматься, развивая мышцы, организм, силы и теперь она не хотела просто так сдаваться…
…Хоэлайт успела обоих вампиров обратить в камень, попасть ядом в оборотня и ударить его собрата, пока ее не поймали. Незамедлительно за этим ее обезопасили самой ужасной на ее памяти раной- горгоне попросту вырезали глаза, надеясь так обезопасить себя. Но никто не учел, что она может видеть глазами змей и хоть больше не может пользоваться окаменением, то и других сил ей будет достаточно что бы выбраться…
И она выбралась, оставив за собой только безжизненные тела и всю дорогу из, как оказалось, усадьбы боялась оглянуться, что бы не столкнуться с бездонными холодными глазами и не увидеть усмешки. Его она так и не смогла убить.
Но кем ей теперь быть? Только научившаяся жить без глаз, она старалась вернуться к людям, но старухи кричали, матери прятали детей, а мужчины выходили с вилами. Она монстр, порождение бездны- химера. Она блуждала меж людей, теперь пряча свой истинный облик под камнями и тряпками, вздрагивая на каждый шорох и палкой прокладывая путь.  Хэлл бралась за любую работу- вылечить, навести порчу, привести, отвести, убить, отравить.. но даже став однажды подстилкой какому-то купцу она не нашла защиты. В один странно знакомый дождливый день она, не выдержав гнетущей тишины, сбежала из города, где жила последний год, сама уверившись в том, что она- монстр, убийца, порождение бездны- химера.

0


Вы здесь » [Ristall - Fire of the War] » Знакомимся! » Творчество