[Ristall - Fire of the War]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Ristall - Fire of the War] » Исенделл » Рынок


Рынок

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Средоточие торговой жизни города...

0

2

Кристофер устало брел по рынку,который просто был переполнен толпой в честь сегодняшнего праздника,они были похожи на муравьев которые снуют туда сюда до бесконечности,и лишь вечером после заката они наконец-то разбредутся по гнездам...Он шагал медленно и белые волосы колыхались на ветру.Змея в посохе мирно закрыв глаза толи спала,то ли не могла уже смотреть на эту ничтожную суету.Лотки с товарами мелькали один за другим,где-то просматривались таверны..где-то больницы.Спустя несколько минут Амальфи остановился у одного из лотков.
-Ты слышал про турнир в честь праздника?-Послышался гнусавый голос продавца
-Да...говорят победитель получит отличный приз..-Тут же прозвучал поспешный ответ толстого мужичка в добротной одежде
"Хмм....турнир..интересно..интересно,надо будет заглянуть.Победа мне обеспечена!"
Он улыбнулся краями губ после чего он сильно постучал по хрустальному шару на посохе.
-Просыпайся Крэй..сегодня тебе нужно будет поработать...
Змея медленно открыла глаза и оскалилась,во рту мелькнули изуродованные лица умерших.Кристофер медленно пошел дальше,на турнир.

0

3

Рынок.. какое мерзкое однако место. Вечно спешащие куда-то человеки тут особенно стараются. И никто не думает о бедном духе, что уже замотался подпитываться, успокаивая кровь. Нужно было уже быстрее искать для ритуала материалы, а подходящего на глаза не попадалось. Под последним он скромно подразумевал двух людей- одного любого, а вот на счет девушки прямо споры происходили с самим собой. Но сколько бы там вариаций не было, Антеро пока чего-нибудь, хоть сколько-нибудь подходящего не видел.
Тут же, словно усмешкой над мыслями, проскользнула на границе зрения тень меж людей. Оказаться возле нее не составит труда, если чувствуешь движение народной реки.  Черноволосая девушка попыталась обойти вставшего перед ней мужчину, но тщетно- он плавным змеиным движением вновь заступил дрогу.
-Что-то случилось?- услышав несколько низковатый для девушки голос, Дас прикрыл глаза, прислушиваясь. Вот это тело ему определенно нравилось. Цыганка, танцовщица с главной площади. Он видел ее не раз, но как-то все недосуг  было присмотреться. Но от размышлений увели потемневшие глаза, что еще чуть-чуть и начнут метать огонь.
Какой характер!..
-Я вам не нравлюсь?
Не удержавшись, прикоснуться к чужим нервам, трепещущим и столь тонким, что боишься порвать. Еле заметно пробежаться пальцами, повторяя внутренний узор. Она читалась как раскрытая книга, покорно отдающая энергию. 
Толчок. Не физический. И голова тут же отозвалась болью. Руки непроизвольно сжались, отдергиваясь от нитей ее души, что бы не испортить будущее хранилище.  Как можно так глупо забыться? Рынок- ужаснейшее из мест, созданных человеком. Как можно находится в столь огромном клубке чужих эмоций?
-Уважаемый, я от вас в восторге, только умоляю, пропустите меня, в конце концов!
Нагло воспользовавшись минутным замешательством насильного собеседника, фигурка прошмыгнула мимо, скрываясь в толпе. Впрочем уже совсем скоро оная возникла на пороге таверну, тут же скрывшись за дверью.
Найдена..

+1

4

Огромная ирония Судьбы…канун Праздника Сбора Урожая – и сегодня исполняется ровно восемь лет с тех пор, как он покинул этот город. Уехал для того, чтобы никогда не возвращаться и лишь по отрывочным слухам, струящимся из столицы подобно непрерывному потоку имперского золота, узнавать, как сложились судьбы тех или иных людей – его родных, друзей и врагов еще той, «прошлой».
И вот он снова здесь.
Торговый караван, который Вэлкан сопровождал из самой Ронны благополучно вошел в город и Кэлад, получив заработанные деньги, был предоставлен самому себе. Не придумав ничего лучше, парень не спеша отправился на городской рынок, при этом, старательно обходя Военный квартал – место, где прошла добрая половина его жизни.
Наблюдая, как солнце, поднимается все выше и выше над горизонтом, заливая все вокруг золотистыми лучами, он чувствовал - настроение постепенно улучшается…и даже ощущение, что ты вернулся гостем в собственный дом, понемногу улетучивалось.
Пусть изменилась Столица – выросли великолепные дома, главные улицы оказалась вымощенными булыжником, открылись десятки новых заведений…но рынок оставался неизменным. Вэлкан побывал практически во всех крупных городах огромного материка, и вывел для себя одну простую истину – все торжища похожи друг на друга, как две капли воды…
Вот и теперь.
Волчьи слух и обоняние воспринимали сотни запахов и звуков - они сливаются в гулкий, приглушенный шум, чем-то напоминающий отдаленный рокот прибоя – Кэлад уже давным-давно научился «закрываться», абстрагироваться от этого гула – иначе вырастала вполне реальная угроза потери рассудка.
Но он искал – пусть не осознанно, пусть на уровне какого-то звериного инстинкта…
И ждал. Чего? Неизвестно…это называется интуиция.
Сколько прошло времени? Минута? Полчаса? Час? Здесь счет времени терялся.
Но, в конце концов, из окружающего гвалта слух выделяет нечто любопытное, занимательное…высокий пронзительный голос торговца, доносившийся со стороны конных рядов.
Теперь продвижение имеет вполне конкретный характер, и отдельные выкрики сплетаются в осмысленные предложения.
Как же это называется? Игра? Состязание? Да пожалуй, так…
Услышанное сначала показалось Кэладу полным бредом – торговец обещал племенного степняка-двухлетку за смешную цену в двадцать золотых, тому, кто сумеет его объездить (коня, конечно, а не торговца). Чуть нахмурившись, парень протиснулся сквозь толпу, но, оказавшись возле загона, разрешил данную загадку, а губы искривила ухмылка…
Стреноженный вороной жеребец был действительно великолепен, и цена его измерялась не в одной сотне золотых…но Вэлкану хватило беглого взгляда, чтобы оценить крутой поворот остроконечной морды, прижатые уши, раскосые, темно-лиловые, практически черные глаза…
Действительно, степняк…и злобный как сотня чертей. Если такого не научить выездке за первые полтора года, то дальнейшие попытки практически бесполезны. Хотя…
- Сколько стоит попытка? – он, не поворачивая головы, обращается к ближайшему соседу.
- Пять золотых…да только не лез бы ты туда, приятель…Этот дьявол на моих глазах сбросил и чуть не затоптал пятерых….при чем одним из них был Элдон Кривой, известный в округе конокрад…
Кажется доброхот бормотал еще что-то, но Кэлад уже направляется к хозяину коня – жуликоватого вида торговцу, и бросает ему пять монет. Практически тут же, трое конюхов опасливо приближаются к животному и распутывают веревку, связывающую ноги.
- Мои парни подержат его, пока вы сядете, уважаемый.
- Пусть убираются… - Вэлкан бросает эти слова через плечо, и слышит в спину нечто похожее на «Идиот ненормальный…»
Но это не имеет значения.
Торговый загон можно пересечь буквально в десяток шагов, что и делает оборотень – все ближе и ближе – он практически чувствует злорадное предвкушение жеребца, который так и подумывает о том, как проучить еще одного самодовольного кретина.
А Кэлад продолжает свою неспешную прогулку по загону…и остается всего несколько шагов, когда что-то неуловимо меняется.
Раз в месяц высокий, темноволосый парень превращается в черного, как ночь зверя и ни одна живая душа не подозревает об этом…кроме лошадей и собак.
Псы его ненавидели, заходясь лютым визгливым лаем, стоило Вэлкану приблизиться к ним…а лошади боялись.
Жеребец замешкался - перед ним стоял обыкновенный человек – и стоило лишь подняться в «свечку» чтобы одно из подкованных копыт пришлось аккурат по затылку наглецу…но инстинкт брал верх. Только животные ощущали тот едва ощутимый запах крови, смерти и убийства, который преследует любого хищника, в каком бы обличье он не пребывал…
Кэлад сумел ощутить ту едва заметную грань между удивлением, бешенство и страхом, и воспользоваться ею.
Одна рука лежит на высокой холке коня, вторая прикасается к шее.
И всего на несколько секунд он ощущает дурманящий запах степных трав, сухое касание ветра, удивительное ощущение, когда мощная лошадиная грудь рассекает волнистое море ковыля, а тяжелые копыта разбивают комья красноватой земли… Сейчас он знает, что именно в этом бесцельном, неистовом движении вперед заключается сама жизнь…пусть и не его жизнь.
Вэлкан мягко отталкивается от земли, седлая замершего на месте жеребца и зная, что поединок окончен не начавшись...
Зверь всегда найдет компромисс со зверем...

+2

5

Улицы города

Господин случай любит  шутить, такие нелепые ситуации как несколько минут назад преследовали девушку постоянно, что это рок или же наложенное некогда проклятье, увы, на эти вопросы никто не даст ответа, хотя возможно цыганские провидицы, но магистр не рассматривает их родовые умения как нечто большее, чем ярмарочная потеха.
Валенштайн поспешно отделилась от людского потока покорно идущего на главную площадь, постояв несколько секунд, словно ожидая с минуты на минуту лицезреть физиономию того мужчины, который посчитал ее карманницей.
- Замечательно, можно ко всему прочему записать и воровство, маг-клептоман…а что, звучит гордо, - брюнетка вздохнула и посмотрела на ютившиеся и тут и там разноцветные лотки, которые так напоминали нимфе грибницу после хорошего дождя. Давно не секрет, что есть только несколько способов заставить женскую половину позабыть обо всем, это покупка чего-либо, будь то горшок для цветов или дорогое колье, Тара не была исключением из правил. Маг примерно догадывалась, где располагались нужные ей палатки, но интерес взял, и девушка неспешно прошлась по всем торговым точкам. Мало какие вещи на долго приковывали внимания, но что-то действительно заслуживало что бы вещь заметили. Небольшая полаточка с минералами находилась в некотором отдалении от общей массы торгашей, это было место старого купца Грирогиана, который иногда сотрудничал с Академией, и этого милого старичка маг знала в лицо. Невдалеке от загона с животными галдела толпа, и люди медленно стекались к тому месту, в предвкушении чего-то необыкновенного. Конское ржание и сплетенные в толстый клубок мысли животного больно резанули по сознанию мага, все же одновременно дар и проклятье слышать то, что думают животные. Неразличимое глазу движение кисти брюнетки и сознание наглухо закрыто от внешнего вмешательства, зачем причинять  боль своими стараниями, убеждая, что все скоро пройдет и стоит склонить голову перед человеком, которого ненавидишь всем сердцем. Маг, тряхнув головой отгоняя непрошенные грустные мысли, направилась к торговцу.
- Миледи интересует не ограненный материал? – послышался мягкий голос купца и привычная добрая улыбка. Брюнетка улыбнулась старичку в ответ, пытаясь запрятать поглубже свое негодование, которое медленно закипало внутри.
- Зачем, ведь ничего не изменишь, - как бы промежду прочим заметил Григориан, словно мог читать мысли магистра.
- Что бы не забыть, - отстраненно ответила девушка, чем вызвала еще одну улыбку старца. Прохожий не понял бы суть этого короткого разговора, слишком мало произнесено вслух, ибо все и так рассказано.
- С ними легче работать…есть что ни будь для слабой концентрации силы, где-то на уровне адепта. Желательно янтарь яшма или бирюза, - поинтересовалась брюнетка с нескрываемой заинтересованностью рассматривая выложенные на витрине накопители, иногда Тара дотрагивалась до камней кончиками пальцев «прощупывая» их на отзывчивость.
- Посмотрим, что могу предложить тебе Тарочка, - пробубнил старичок и скрылся под прилавком, лишь шорох переставляемых коробочек говорил, о том, что шел активный поиск искомого.

+1

6

Нахождения тела, само собой несказанно радовало, но его просто так было мало. Провидица в деле вызывания элементалей пятой стихии оказалась не слишком прям знающа, и сейчас тело медленно, но все же начинало проявлять неповиновение. Нет, пока, к счастью, не разлагаться, но вот сердце, например, иногда желало поиграть.
Дальше по списку?..
А дальше была жертва, с коей помощью он и переберется в новое тело и.. да, самое неприятное- ей нужен был кто-то, кто проведет ритуал.
Стерпит убийство, закроет глаза на наверняка запрещенную магию, не обкрадет, сумеет, может помочь, потом даст подпитку, ну и собственно за всем проследит и завершит печать..
Покачав головой, Мор оценивающе осмотрел толпу на предмет леса рук желающих.
Пилить, однако, нечего..
Очередной всплеск боли в голове, а затем ближайший человек хватается за сердце.
Ничего не знаю, мне тоже жить хочется, а с вами.. ну кому там неймется?..
Мысли раздраженным жалом заставили глаза искать виновника. Правда резко проснувшийся насморк несколько поумерил пыл. Чихнув, потер раздраженно переносицу, пытаясь понять, что за новая фигура появилась. Богатая энергия исходившая откуда-то справа несказанно облегчила дело, предательски показывая местоположение.. хозяйки.
А вот интересно.. магистры, или кто она там.. у нас продаются?..
Женщина же в то время мирно беседовала с неведомым старичком, когда Дас, проклиная всех на свете, пыталась понять, что делать.  Окончательно разозлившись на ситуацию, а на это много времени ей не нужно было, неконтролируемо черпнула энергии у ближайшего продавца. Черпнула много. Да и судьба, старая карга, подтолкнула сына вперед, дабы случай сделал подножку. Где-то впереди вновь появился всплеск эмоций. причем он все нарастал, заставляя сосуды и так напряженного тела лопаться. Торговец уже давно излишне поспешно, даже пожалуй привлекая внимание, забрался в свою палатку и так же упал в обморок, благо хоть что-то вселяющее надежду в данной ситуации еще было.

0

7

Ристалище >>> Рынок

Рынок галдел, спорил, бранился и льстил на тысячу голосов. Он был живым, вечно меняющимся, всегда новым и вместе с тем неизменным по своей сути. Райлор шел сквозь толпу, придерживая кошель с жалкими остатками денег. Он прошелся по оружейным рядам, поглазел на рабские торги – там как-раз демонстрировали достоинства невольниц-северянок, и взялся за поиски букмекера. Ни одного из старых знакомых обнаружить не удалось, однако какой-то сомнительного вида жучок все-же принял ставку. Кошель наемника опустел окончательно. Впрочем, для Райлора это было делом привычным. Машинально дав по рукам какому-то малолетнему воришке, попытавшемуся срезать порожний кошелек, мечник двинулся дальше, без особой цели и смысла, просто коротая время. Он не волновался об исходе грядущих битв – отвык, да и загадывать на будущее не любил. Райлор всегда жил настоящим, жил полно и на всю катушку, наслаждаясь каждым мигом. Ему было скучно прошлое и не интересно будущее. Сожаления, рефлексия, страх перед неизвестностью и непределенностью грядущего… Метис не знал, что это такое. Он просто шагал, наслаждаясь движением, вбирая пряные ароматы, разглядывая хорошеньких мещаночек и насмешливо хмыкая, когда до слуха долетали обрывки цветистой брехни о дальних странах, коей сладкоречивые купцы щедро потчевали лопоухих покупателей, в надежде подороже всучить товар.
«Так, а куда это я забрел? Потом ведь надо будет назад двигать. Четырех богов через забор, в этой кутерьме заблудиться легче чем в северных лесах», - подумал наемник оглядываясь. Невдалеке маячила вывеска в форме листа неизвестного растения.
«Це-леб-ны-е, тра-вы», - прочитал по складам Райлор, смешно шевеля губами.

Отредактировано Райлор (2008-05-01 17:27:01)

0

8

Он берет простые поводья – сплетение кожаных полосок, и одними коленями высылает жеребца вперед, а тот, выгнув мускулистую мощную шею, делает шаг. Затем еще один…и еще. Медленно, словно не доверяя самому себе, великолепный конь идет вдоль забора, отделяющего свистящую толпу зевак и загон, где зарождается нечто вроде негласного союза – и обе стороны еще не уверены в действительности оного, и продолжают присматриваться друг к другу в ожидании неприятной неожиданности. В конце концов, Кэлад чуть отпускает поводья и подстегивает жеребца – сначала трусца, затем иноходь…а за ней черед галопа – ровный, мягкий бег – и всадник, и животное знают, что эта показательная демонстрация далеко не предел…
Вэлкан сделал пару кругов по загону и под оглушительные крики толпы, натянул поводья, заставляя жеребца остановиться – чуть подавшись вперед, он одобрительно хлопает по горячей шее, буквально ощущая, как под бархатной шкурой перекатываются стальные мышцы…
Спешившись, парень на несколько секунд приближает лицо к навостренному лошадиному уху.
- Думаю, мы с тобой подружимся….как смотришь, Дьявол?
Теперь черед хозяина – тот, кажется, еще не совсем понял, что столь «хлебный» аттракцион закрыт, поэтому молча принимает смехотворную сумму в двадцать золотых. Но, помните, торговец – он всегда торговец. И Вэлкан вновь слышит егоголос.
- Уважаемый…а не желаете ли вы приобрести седло? Великолепная выделка, отличная чеканка…
Продолжение знакомых «песнопений» парень слушать не стал, на пару секунд задумавшись – не смотря на то, что данный пройдоха теплых чувств не вызывал, смысл в его словах был. Купив лошадь, глупо ходить пешком, но без седла он очень быстро сотрет той спину.
- Тащи свое седло, - в конце концов, кивнул Кэлад, задумчиво подсчитывая сколько же данный субъект за него запросит. Здравый смысл подсказывал, что много. Здравый смысл оказался прав – торгаш потребовал десять золотых и ни медяком меньше. Пробормотав нечто про «жадную тварь», наш герой хорошенько опустошил свой кошелек. Впрочем, через несколько минут жеребец был оседлан, и Вэлкан мог отправляться на все четыре стороны, чем он и занялся.
Правая нога скользнула на ступеньку стремени, одна рука покоится на холке нетерпеливо звенящего сбруей Дьявола, а второй парень ухватился за луку седла…и в ту же секунду, дикая, неожиданная боль пронзила практически до локтя – коротко, сдавлено рыкнув он подался назад. И только сейчас, сжав зубы и вспоминая про себя все известные ругательства на трех языках, Вэлкан соизволил рассмотреть, что за чеканка украшала купленное седло.
Черт бы меня подрал! Серебро…
Отказываться? Глупо и может вызвать подозрение. Чтоб вас всех…

Сделав вид, что припекающее солнышко уже начинает досаждать, он сбрасывает с плеч куртку и накрывает ею переднюю луку – теперь можно предпринять еще одну попытку. Поврежденная ладонь отозвалась горячей, ноющей болью…уже сидя в седле, парень украдкой бросает взгляд на полученный ожог и вновь ругается сквозь зубы – кожа сильно покраснела, начинали наливаться волдыри.
И вот они с новоприобретенным спутником (а по совместительству средством передвижения) отправляются в дальнейшее путешествием по рынку – жеребец недовольно пофыркивает из-за обилия незнакомых запахов и звуков, всадник мрачно рассматривает собственную руку.
Больше всего его заботили две вещи – то, что он не сможет держать оружие и тот факт, что без специального лечения рана от серебра может заживать несколько месяцев.
Кэлад окинул мрачным взглядом вывески окрестных магазинчиков
«Целебные травы»
То, что нужно!
Спешившись, Вэлкан накидывает поводья на брусок коновязи, и направляется к входу в лавку…равнодушный взгляд скользит по лицу высокого парня, замершего практически на дороге – наш герой следует далее, а затем под влиянием такого знакомого чувства, оборачивается и смотрит внимательней.
Это называется – «где-то я его уже видел».
И он бы обязательно вспомнил где – но горящая, словно в огне рука, заставляет двигаться дальше, к входу.
И вновь обоняние страдает, от резкой смеси запахов, чуть дернув подбородком, Кэлад подходит к прилавку, и улыбнувшись молоденькой продавщице-травнице, заводит неистребимую и старую как мир песню.
- Здравствуй, красавица. Не подскажешь ли снадобье способное исцелить ожог?

0

9

- Тарочка, - мысленно повторила брюнетка, удивляясь спокойной реакцией на уменьшительно – ласкательное прозвище,  хотя обычно в штыки воспринимающая всевозможные прозвища, но что произошло на этот раз, ответ очевиден. Григориан уже давно занял в душе мага определенную нишу, разве можно испытывать к такому милому и внимательному старичку какие-то другие  чувства кроме уважения и симпатии. Чрезмерная доверчивость и быстрое привыкание к людям брало свою цену, иногда преподнося неприятные сюрпризы, которые раз от раза проверяли на прочность сформировавшийся характер магистра.
- Хм…яшму и янтарь предлагать не стану, намучаешься ты с ней, уж больно своенравные камни привезли в этот раз, не твое…- по-отечески тараторил торговец, видимо соскучившийся по покупателю действительно знающим и ценящим его товар, - А вот бирюза слабенькая, хотя сама смотри, если ляжет по руке, тогда забирай.
Сине-зеленый камешек осторожно лег на раскрытую ладошку мага, действительно продавец не солгал, камень излучал очень слабое, едва уловимое свечение и использовать его при создании накопителя было не возможно, лишь пустить на украшения или продать человеку, не разбирающемуся в истинной силе минерала, почему-то Тара была уверена, что торговец так и поступит.
- Да, ты прав он слабый, - немного погрустнев произнесла брюнетка и вернула торговцу минерал, но если не нашел одного, то отыщешь другое.
- А что можешь сказать о гематите? – поинтересовалась магистр, перебирая пальчиками небольшую горсточку разноцветных камней, прощупывая не каждый по отдельности, выявляя более яркое свечение одного из многих.
- Хитрая, очень хитрая, - прищурившись, пробубнил Григориан, начиная понимать ход мыслей магистра, - Неужто ящерка тот амулетик, которому и нескольких лет нет, уже пустила на самотек? Прыткая бестия, давно бы отпустила ее на все четыре стороны и не мучалась. Хотя дело господское.
- Если ты про мистику и прочие привилегии, то камни хорошие…бери, но учти, цену я тебе сбивать не буду, ибо не поддерживаю твои начинания Тара, ой как не права ты…
Такая резкая смена манеры речи торговца поразила девушку, так что небольшой неправильной формы минерал с неприятным звуком упал в горстку своих собратьев.
Сложно описать, что испытала девушка…разочарование или же обиду на старичка, который решил донести до нимфы не правоту ее действий. Первое желание было развернуться и уйти, но необходимость удержала магистра на месте. Лишь отчужденно улыбнувшись и пожав плечами, маг выудила из множества гематита тот, «тепло» которого было ощутимее для нее.
- Этот, - короткая фраза и вишнево-красный камень через мгновение покоился на узкой ладошке брюнетки. Все недовольство, вызванное словами старичка, уже улетучилось, не оставив даже неприятного осадка, словно ничего не было произнесено.
- Пять золотых, - нехотя произнес старец с усмешкой, которая говорила многое, например, подтверждала правоту его слов о «мучениях» и то, что истинная цена камня была чуточку занижена, все же не выгодно терять частого клиента из-за незначительных разногласий.
- Как скажешь, - девушка достала со дна холщевой сумки небольшой кошель и, выудив из него требуемую сумму,  отдала торговцу, который мгновенно отправил золотые в потайной кармашек, затем протянул Таре купленный товар, упакованный в крохотный синий мешочек, завязываемый на яркую ленточку. Поблагодарив Григориана, девушка пару минуток перебирала содержимое сумки, предпочтя выяснить здесь и сейчас что нужно докупить из запасов трав, обычно полукровка предпочитала собственноручно собирать и засушивать травы, но сейчас ей банально не хватило времени пополнить запасы и все из-за ненужной спешки, в которой магистр покинула Академию. Достав из кошеля еще парочку монеток, брюнетка положила их во внутренний кармашек балахона, запрятав оставшиеся деньги в глубокую керамическую ступку, маг  еще раз внимательно посмотрела на пестрые палатки. Нужный лоток был найден спустя несколько секунд, незамысловатая вывеска, выполненная в виде пресловутого клевера указала магу нужное направление. Девушка сделала пару шагов вперед и остановилась, предусмотрительно пропуская наездника на добротном коне, который, по всей видимости, ошалел от своего приобретения и решил поделиться своей радостью с окружающими.
- А потом выясняй, почему в столицах такая большая смертность в праздники, все из-за таких щеголей, - мысленно съязвила нимфа, составляя небольшой список из трав.
Тара по-видимому так увлеклась этим занятием, что не заметила как оказалась у лотка травницы, которая была на данный момент занята с очередным покупателем.
- Ожог, - беззвучно повторила слова молодого человека, припоминая разновидности его получения, - Кипяток, крапива, смола или же серебро? – в слух произнесла брюнетка, думая, что это лишь мысли, - Хотя последнее очень маловероятно...для каждого используются свои компоненты…
Магистр оборвала фразу под многозначительным взглядом травницы, которая пристально смотрела на столь «знающую особу явно не травнической профессии»
- Прошу прощение, - быстро произнесла полукровка и стала увлеченно перебирать пучки связанной травы, демонстрируя, что не собиралась лезть не в свое дело и пришла за травкой.

0

10

Я знаю точно наперед- сегодня кто-нибудь умрет.. я знаю где, я знаю как, я не гадалка, я- маньяк..
В оставленной за спиной лавке купец последний раз тяжело, с хрипом выдохнул. Ну что же, вдохнуть ему уже не судьба. Только что детский возглас почти тут же раздался- нехорошо, некрасиво.. впрочем, отследить Мор сложнова-то, да и магов такой степени больше поблизости не чувствуется.
Потихоньку привыкая к всплескам боли, что приходили и уходили подобно волнам, и чувствуя мазохистом, Теро лениво осматривал рынок на предмет хоть чего-нибудь интересного.  В понятие последнего входил столь большой список, что занятие грозило долгим продолжением. Продолжением выкачивания энергии из окружающих. Спасало только т, что последние постоянно менялись и никакого даже намека на панику не было. Впереди возникла смешная телега с клетками, в коих фырками, свистели, чирикали и просто галдели различные животные. Правда смешная она была видимо только для элементаля, а вот столпившиеся вокруг дети на сие взирали исключительно мокрыми глазами.
Невольно засунув руку в карман, Дас с удивлением в оном обнаружил что-то теплое. Шевелящееся. Пытаясь вспомнить, что же успел засунуть, аккуратно это что-то сжал. Что-то дернулось в явной попытке вырваться, а сбоку послышалось учащенное дыхание. Наконец додумавшись повернуться, Аnonimo с легким удивлением обнаружил одного из парнишек, тщетно пытающегося выдернуть конечность на родину. Заметив повысившееся к себе внимание, он только утроил усилия.
Люди странные..
Видимо Антеро так долго бы простоял, если бы место располагало. Но нет. Окинув последним оценивающим взглядом тощую фигуру, молча отпустил руку. Отчитывать и учить жизни рыночную мелочь у него не было привычки, да и безразлична ему была их судьба. Парень на роль донора подходил слабо- от такого раз подпитаешься и все- или псих или помер. Причем психами могли стать оба- еще не факт, что у него за мысли в голове бродят.
Сзади вновь раздались подозрительные звуки. Видимо какие-то самодельные ищейки таки зашли к тому уже мертвому торговцу. Шум, повышенный ровно на столько, что бы свободно обсуждать, но не привлекать лишнего внимания, медленно, но неуклонно приближался к напортачившему духу. Не сообразив ничего лучше, тот пошел по следу магистра. Все же нить от Мор тянулась слабая, а на фоне открытой в этом смысле ауры женщины заметить будет сложнее. Проблема правда малая была- так же ли ощущают люди ауру и ее след, как элементаль?

0

11

От нелегкого труда чтения наемника отвлек подъехавший всадник. Вор издали видит вора, ученый философ за версту разглядит высоколобого коллегу, маг чует мага сквозь любую стену, а воину довольно мимолетного взгляда, чтобы узнать подобного себе.
Конь под высоким черноволосым парнем был чистокровным степняком, но его манера держаться в седле скорее напоминала имперских рыцарей. А конь был хорош… Сражаться и передвигаться Райлор предпочитал на своих двоих, однако разбирался в лошадях довольно сносно (уж очень часто это ценное движимое имущество было частью его добычи).
Но Реллдан с ним с конем, лицо обрамленное темными волосами было странно знакомым. Наемник напряг память и в лицо ему пахнул пряный степной ветер, прилетевший из страны воспоминаний…
… Здесь, на южной границе Дерзы степь испокон веков боролась с пустыней, постепенно сдавая позиции. Каменистая спекшаяся и потрескавшаяся почва рождала лишь редкие кустики верблюжьей колючки, источники воды были редки и вокруг них образовывались самые настоящие оазисы. Но пройдет еще не одна сотня тысяч лет, прежде чем сюда доползут Великие пески. Закат в очередной несчетный раз дарил этой негостеприимной земле великолепное буйство красок, оживляя древние камни вдоль полузаброшенного тракта.
- Добряк, а Добряк, а какого хрена мы тут-то делаем-то, че мы тут-то забыли? Тут и караванов-то никогда-то и нету-то задери их мангус! – торопливой скороговоркой  зашептал кто-то в левое ухо мечника.
- Заткнись! – в полголоса бросил Райлор, не глядя на шептуна, - Караван будет.
Мечник и еще два десятка таких-же наемных сорвиголов залегли в небольшой ложбинке неподалеку от тракта, накрывшись желто-бурыми маскировочными плащами. На другой стороне тракта, за бугром прятался десяток конников – искатели легкой наживы из числа степняков. Они были спешены, а умные лохматые лошадки улеглись на землю и хранили полное молчание. Вьючные мулы и верблюды, нагруженные съестными припасами и позволившие разбойникам добраться в этот забытый богами уголок Великой степи, остались в ближайшем оазисе, под надежной охраной.
Райлор считал, что неплохо подготовился. Наводку на этот караван дал один маг, давно покинувший академию и иногда подкидывавший наемнику разнообразную работенку. Этот наниматель был надежен и никогда не стремился обмануть метиса при расплате, видимо отлично понимал, что такие фокусы – себе дороже. Колдовство колдовством, но без головы не способен прожить даже самый могучий из магов.
Немо, (именно так называл себя наводчик) сообщил маршрут и количество охраны, а также честно предупредил, что с караваном путешествует чародей, впрочем, не слишком могущественный. Собственно, имущество упомянутого адепта тайных искусств и было нужно нанимателю. Точнее даже не все имущество, а одна-единственная шкатулка, которую весьма подробно описал Немо. Число охраны было великовато для одного разбойника, но мага не волновали технические детали – он платил за шкатулку, а уж как Райлор будет ее добывать, было проблемой исключительно самого Райлора.
Мечник же, не долго думая, отправился в Ронну и, задействовав кое-какие старые знакомства, набрал отряд сорвиголов, не боящихся ни Оролиса ни Реллдана, ни файерболов с молниями, которые на них мог обрушить караванный маг. Добряк имел определенный авторитет среди подобной публики и потому никто не стал задавать лишних вопросов, когда он увел отряд от проторенных караванных путей и устроил засаду на полузаброшенном старом тракте. Не унимался только худой и нервный Марко Пиявка – отличный лучник, неугомонный болтун и выдающийся пессимист. Вот ему-то Райлор и велел сейчас заткнуться.
Раздался скрипучий высокий крик степного грифа, только никакой это не гриф, а Тайграз, остроглазый степняк, распластавшийся на верхушке холмика и высматривающий караван.
Подав условленный сигнал, низкорослый воин пустынной ящеркой соскользнул с возвышенности и присел рядом со своим коньком.
Разбойники затаились. Желторотиков среди них не было – все приготовления они сделали заранее. Натянуты тетивы, аккуратными кольцами собраны арканы, заблаговременно обнажены и прикрыты от случайных бликов клинки. Двуручное чудовище Райлора разлеглось под плащом рядом с хозяином и, казалось, чутко дремало, в ожидании дела.
Караван приближался. Длинная цепочка величественно вышагивающих двугорбых верблюдов, пешие погонщики и конная охрана – восемнадцать всадников, судя по доспехам и оружию – откуда-то с запада, возможно из Империи. Райлор хищно оскалился – он не зря набирал свою пехоту из орков (исключением были трое людей-лучников). Излюбленным оружием клыкастых бойцов были бердыши и совни – то, что надо против тяжеловооруженной конницы. Неожиданная атака не даст лошадям набрать разгон и спешит многих. А мощные составные луки и волосяные арканы конных степняков довершат дело и не позволят никому уйти.
На одном из верблюдов ехал толстячок средних лет в халате и высоком тюрбане. Его, по всей видимости, изрядно разморило от жары и тряски и сейчас маг (а Райлор был уверен, что это именно он) клевал носом.
Наемник поймал взгляд затаившегося рядом Марко и одними глазами указал ему на мага. Лучник едва заметно кивнул.
Наконец караван поравнялся с позицией разбойников и Райлор почувствовал, как внутри поднимается хорошо знакомое предвкушение битвы – яростная прозрачная легкость теплой волной разлилась по телу. Отлетел в сторону плащ, метис вскочил и одной рукой, словно пушинку воздел свой двуручник над головой.
- Впереееееед, в богов душу мать!!! – от его яростного рева всполошились лошади, и даже невозмутимые верблюды испуганно задергались.
Поток битвы уже увлекал Райлора, он бросился к ближайшему охраннику, не заботясь о том, последует ли кто-нибудь за ним. Но разбойники не подвели. Орки дружно поддержали клич главаря и ринулись за ним. Басовито загудели тетивы, свистнули первые бронебойные стрелы – лучники методично били с колена. Птицами взлетели в седла кочевники и в стремительном галопе выметнулись из-за холма, визжа и стреляя на полном скаку. К их стрелам были привязаны глиняные свистульки, издающие в полете жуткий воющий звук, от которого испуганно приседали непривычные кони западных наемников.
Лицо первого из охранников было скрыто под забралом шлема, но движения выдавали опыт. Он твердой рукой удержал, заплясавшего было коня, и дал ему шпоры, посылая вперед, навстречу атакующим разбойникам. Со скрежетом вылетел из ножен длинный меч и, привстав в стременах, всадник обрушил мощный удар сверху вниз на подбежавшего Райлора. Тот блокировал удар «сильной» незаточенной частью клинка у самой рукояти, припал на одно колено и когда конь по инерции пронес всадника мимо, рубанул вдогонку по задним ногам несчастного животного. Раздался отвратительный чавкающий звук и лишившийся обеих задних конечностей конь почти по-человечески закричал, забился в агонии. Падая, его туша придавила ногу всадника. Метис предоставил оркам добивать упавшего, вскочил на ноги, и, крутнув над головой  радостно загудевший двуручник, рубанул поперек груди следующего всадника. Удар был сокрушительным, и хотя охранник успел подставить собственный клинок, его все-равно вышибло из седла. Подбежав к оглушенному падением противнику, Райлор коротко взмахнул мечом, и обезглавил его. Кровь кипела в жилах наемника, с губ сорвалось глухое рычание, он хотел убивать еще и еще. Следующий всадник налетел сбоку, рассчитывая проткнуть наемника длинным копьем. Райлор закрутился, уходя от удара и позволяя тяжелому клинку набрать разгон, а затем резко ударил. Охранник был ловок и откинулся в седле, пропуская меч над собой, лезвие опустилось на холку коня. послышался хруст, фонтан крови хлынул на сухую землю, запрыгала лошадиная голова с выпученными глазами. Всадник кубарем вылетел из седла и ловко кувыркнувшись, вскочил на ноги. Он отбросил бесполезное теперь копье и, выхватив меч, отбил удар одного из подоспевших орков, а затем пронзил разбойника коротким точным выпадом в грудь. Спихнув ногой с клинка обмякшее тело врага, страж каравана обернулся к метису. Со звоном столкнулись мечи, полетели искры. Охранник сблокировал простой без затей райлоров удар сплеча и шагнул вперед стараясь сорвать дистанцию, свести на нет преимущество наемника в длине клинка. Райлор оскалился и перехватил клинок посоховым хватом, держа меч под крестовину и за незаточенную часть лезвия под малой гардой, параллельно земле на уровне живота. Это позволило ему легко отбить стелющийся рубящий удар по ногам, который нанес присевший в глубоком выпаде страж. Тяжелое лезвия обрушилось на меч западника сверху, заставляя острие ткнуться в землю, а затем по его шлему тяжко грохнуло массивное навершие рукояти двуручника. Охранник со стоном отступил, хватаясь за гудящую голову свободной рукой и силясь разогнать застилающий глаза красный туман. Последним, что он услышал, был свист рассекающего воздух массивного разбойничьего клинка.
Что-то сильно ткнуло Райлора под лопатку. Он резко развернулся и тут-же отскочил в сторону. Вторая стрела с белым оперением просвистела мимо. Наемник огляделся и встретился взглядом с холодными, чуть прищуренными глазами эльфа-лучника, присевшего за трупом своей лошади и сосредоточенно выцеливавающего Райлора сквозь круговерть битвы. От первой стрелы метиса спасла только кольчуга, а точнее белый табард, прикрывающий ее (такая накидка – единственное, что не давало наемнику свариться заживо в вороненой, жадно поглощающей жар солнечных лучей кольчуге). Эльф видимо, решил, что на разбойнике вовсе нет доспеха, и выбрал в своем колчане стрелу с широким листовидным наконечником. Такие стрелы наносят ужасные раны, но не  силах пробить броню. Однако Райлор отлично понимал, что впредь остроухий стрелок такой ошибки не сделает и побежал к нему, бросаясь из стороны в сторону и держа меч перед собой, готовый увертываться или отбивать стрелы.
Тем временем битва была в разгаре. Корчился от боли рядом с верблюжьим трупом толстячок-маг, ухватившись за древко стрелы, пробившей плечо, кочевники образовали вокруг поля боя гиганскую карусель, засыпая стрелами охрану, большая часть которой уже была спешена и яростно рубилась с орками. Последние, правда, также понесли тяжелые потери, не в последнюю очередь по вине эльфа-лучника и прикрывающего его высокого воина с короткими парными мечами. Вот он заплясал, завертелся между двумя набежавшими разбойниками, вооруженными бердышами, ушел от удара одного, походя полоснул второго по руке, нырнул под древко и коротким ударом вспорол живот орка. Свистнул аркан, но воин словно ножницами, перерубил своими мечами веревку на лету, а метнувший ее кочевник схлопотал эльфийскую стрелу в глаз, и испуганная лошадь потащила в степь его тело, зацепившееся ногой за стремя. Но эльф, будучи великолепным лучником, сам отнюдь не был неуязвим для стрел – из его шеи внезапно выросло длинное тисовое древко с черным оперением.
«Марко» - пронеслось в голове Райлора, и яростно расхохотавшись, он двинулся к воину с парными клинками. Тот, тем временем прикончил оставшегося орка и огляделся в поисках следующего противника. На миг взгляды разбойника и стража встретились. Метис издевательски отсалютовал противнику своим мечом и ускорил шаг, предвкушая схватку.
Но им не суждено было скрестить клинки в тот день. Маг, наконец, отошел от болевого шока и принялся бормотать какое-то заклятье бледными от кровопотери губами.
На степь пала непроглядная тьма. Она пожирала свет, глушила звуки, уничтожала чувство  времени. Райлор зарычал и принялся наугад рубить пустоту. Что-то попало под клинок, глухо, как сквозь вату вскрикнуло по-орочьи и, застонав, затихло. Метис выругался. Он бросился вперед, надеясь выйти из облака тьмы, но то все не кончалось…
Райлор очнулся от воспоминаний. Тьма тогда продержалась около получаса, а когда лучи заходящего солнца пробились наконец сквозь колдовской сумрак, выяснилось, что маг и трое уцелевших охранников бежали, прихватив двух верблюдов и пару лошадей. Вьюки с пропавших кораблей пустыни валялись неподалеку, крепления были в спешке обрезаны.
Изрядные флегматики, эти животные при необходимости могли поспорить в прыти с хорошим скакуном, так что ни о каком преследовании уже не могло быть и речи. Да и разбойники, дорвавшись до груза, не особо рвались кого-то преследовать (о шкатулке и плате за нее, Райлор предпочел их не информировать).
Наемник усмехнулся. Да, из того предприятия он вышел все-таки не без навара, но оставался один вопрос, который его интересовал по сей день:
- Так что-же все-таки было в той шкатулке, парень? – спросил он, входя в шатер. Райлор говорил таким тоном, словно они прервали долгую и обстоятельную беседу лишь пару минут назад из-за какой-то мелкой помехи.

Отредактировано Райлор (2008-05-02 15:41:45)

+2

12

Золотая монета яркой искрой мелькала между пальцами здоровой руки – Вэлкану хотелось поскорее покончить с таким непривычным делом, как исцеление, отправится на какой-нибудь постоялый двор и, оставив там немногочисленные вещи, прогуляться за город - подышать свежим воздухом, полюбоваться на природу…а за одно присмотреть уединенное местечко. До сегодняшнего полнолуния еще оставалось несколько часов, но тревожный, тянущий зов Луны уже поднимался в душе.
Но ответить травница не успела…
- Кипяток, крапива, смола или же серебро?
Он резко развернулся и на несколько секунд буквально впился взглядом в красивое бледное лицо говорившей женщины…а та словно ни к кому не обращаясь, продолжала тихим задумчивым голосом:
- Хотя последнее очень маловероятно...для каждого используются свои компоненты…
Итак, мгновенная тревога о том, что незнакомка каким-то образом рассмотрела его сущность, улеглась – ее вытеснил интерес, и взгляд из настороженного сделался оценивающим – практически автоматически Кэлад отметил гармоничные и правильные, словно нарисованные умелой рукой художника, черты лица, плавные, словно выверенные, движения – так двигались лишь эльфийки и нимфы… они даже умудрялись грациозно и непринужденно передвигаться на высоченных и тонких каблуках-шпильках по мощеным мостовым, что являлось для парня абсолютно необъяснимым и невыполнимым фокусом.
Но проскальзывало во взгляде девушки нечто неуловимое, мягкая, завораживающая теплота столь присущая человеческим женщинам…
Итак, полукровка, - Вэлкан чуть прищурил темные глаза, словно решая несложную, но чрезвычайно важную дилемму, - они, обычно, более лояльны к таким как я…
- Прошу прощение…
Кажется, небольшая задачка была решена.
- Нет, это я прошу прощения, - он поворачивается к незнакомке, уже открыто глядя в зеленые глаза, - был бы невероятно признателен, если вы просветите меня о компонентах способных вылечить ожог от кипящей смолы…или серебра.
Последнее сказано практически машинально. Слишком рано. Слишком явно. Но слова вырвались неосознанно, потому что в грудь толкнуло знакомое сладковатое, как кровь и вязкое, как болотная трясина, чувство. Смерть. Совсем рядом…
И внезапно вспоминаются строки.
«Кто, проснувшись в глуши, возомнит с утра себя владыкой земли,
Может выяснить в ужасе: здесь вчера, незримо и не вдали,
А рядышком Зло прошло, проползло - вот его след… в пыли»

Так же рядом, только что скользнула неумолимая Темнота, которую некоторые называют Богом, некоторые Судьбой или Роком…а для Вэлкана это был вполне ощутимый,  непроглядный Мрак – такой,  в котором понятия добра и зла стираются, как след в пыли…
Волк не знал, кто именно умер. Не знал, как и по чьему замыслу…но сама Смерть полоснула ощущения хищника, оставляя глубокие, тревожно саднящие следы.
Он по собачьи, едва заметно встряхнул головой, прогоняя нежелательные мысли.
- Так что-же все-таки было в той шкатулке, парень?
Кэлад резко, словно ожидая нападения, оборачивается…и память огненным кнутом обжигает разум, со всей ясностью показывая яркую картину давности в несколько лет.
…Чертов ветер. Чертова пыль. Чертово солнце. Он сейчас ненавидел степь, почти так же сильно как крикливых погонщиков, и усталого жеребца, который то и дело сбивался с шага – каждый толчок отзывался острой, неумолимой болью в плече.
Раны от серебра он получал всего трижды в жизни. Вот и накануне того приснопамятного дня – глубоко вошедший серебряный наконечник обеспечил не самые приятные ощущения на ближайшие полтора месяца…
К дьяволу, конечно…заживет. Если успеет.
Эта проклятая боль и отвлекала оборотня от своих прямых обязанностей. Нельзя было обращать на нее внимания, нельзя давать волю собственному раздражению и тупой, бессильной ярости…
Он слишком поздно услышал и почувствовал ловушку степных разбойников – бесшумных засад не бывает…по крайней мере для волчьего чутья. Но не в этот раз. И все, что успевает Вэлкан - это осадить собственного коня, и, выхватывая меч бросить пару слов на свистящем эльфийском наречии…правда, Лиссандэллу и этого было достаточно.
А дальше наступил кромешный ад – нападения степняков поражают не столь слаженной и грамотной атакой вышколенных под эгидой командира вояк, сколько спонтанностью, какофонией свиста, криков и хоть кучных, но метких выстрелов.
Последняя четкая мысль была о том, что надо бы попробовать взять пару уроков стрельбы из лука конного всадника на полном скаку.
Дальше действовало тело.
Несмотря на внушительный рост, поражающей воображение мускулатурой Кэлад не обладал никогда – гибкий, быстрый, ловкий, безжалостный – он и оружие выбрал себе под стать – зачем таскать с собой тяжеленный двуручный меч, если два сияющих, эльфийских клинка сооружают вокруг тебя практически непреодолимую, смертельно опасную преграду.
Два легких, чуть изогнутых лезвия буквально пели, рассекая воздух, пуская первую кровь – они любили ее пряный запах, так же сильно, как и их хозяин…
Великолепный подарок. Дар того самого остроухого лучника, что столь успешно опустошал ряды противника.
Волк ощутил как метнулась веревочная петля – сдавленный, хриплый выдох и она разрезана прямо в воздухе отработанным до автоматизма движением. Слишком уж Вэлкан не любил капканы подобные этому…
Не собака, не на поводу…
Он отвлекся всего на несколько секунд, а когда обернулся…в светло-зеленых, чуть раскосых глазах замерло какое-то нереальное, стылое удивление, словно эльф все еще не мог понять что «ужалило» его чуть пониже уха…
И рванулся на волю зверь – не криком или проклятием – рыком, который казалось не могла исторгнуть человеческая глотка… И именно тогда он впервые взглянул в это лицо – встретились горящие глаза прирожденного степняка-полукровки и пожелтевшие очи волка… А потом наступила чертова темнота…и все чего хотел Кэлад, это найти тело Лиссандэлла.
И плевать на груз. Плевать на неустойку.
Кроме «можно» и «хочется» существует еще и «должно»…
Черт, так реально…
Он бессознательно облизнул губы, словно ожидая ощутить сладко-соленый вкус горячей крови – своей и чужой. Хотя через мгновение оборотень уже говорит – голос тих, чуть протяжен.
- Вряд ли я бы стоял здесь, если бы столь сильно интересовался делами своих клиентов, не находите, уважаемый?   

0

13

В жизни каждого бывали моменты, когда неприятное пугающее ощущение чего-то неизвестного гложет тебя, причем эта тревога появляется так внезапно, что ты не знаешь, правда ли это или очередная выходка уставшего организма. Вот и сейчас небольшой липкий комочек страха упорно давал о себе знать, найти объяснение этому феномену полукровка так и не смогла.
Полукровка медленно, словно пребывая в сонном состоянии, перебирала засушенные травы, аромат которых только усугублял положение.
- Язык враг мой, - прокомментировала сложившуюся ситуацию полукровка, откладывая в сторонку те связочки, которые в дальнейшем после оплаты займут надлежащее место в сумке. Список, составленный парой мгновений назад, казался ничтожно малым, но на самом дела около брюнетки образовывалась довольно порядочная кипка.
- Нет, это я прошу прощения…
Тара не придала поначалу особого значения сказанной фразе, все же редко когда в большом городе можно было встретить людей помнящих что такое минимальные нормы приличия. Брюнетка сделала вид, что нехотя прекратила свое копошение в травах и подняла глаза на говорившего. Первое что смутило магистра это ощутимая разница в росте и взгляд мужчины, в котором было нечто знакомое и в тоже время пугающее. Последующие слова незнакомца поставили все догадки на свои места, не сказать, что Тара могла рассказать о человеке, по его манере говорить или двигаться, даже наоборот людей она знало очень плохо, чего не сказать о животных. Оборотни всегда оставались загадкой для магов Природы, с одной стороны это животные, с другой люди…но было нечто неуловимое, что мешало сказать точно кем же они являются  на самом деле.
…был бы невероятно признателен, если вы просветите меня о компонентах способных вылечить ожог от кипящей смолы…или серебра.
Тара несколько мгновений молчала, лишь пристально вглядывалась в темные глаза мужчины, словно пыталась найти там ответ на мучивший ее вопрос “стоит ли”. Кончики губ магистра дрогнули в легкой улыбке, видимо ответ был найден.
- Смола значит…- повторила в слух выбранный диагноз, - Нужно посмотреть на степень ожога и уже отталкиваться от него. Самое главное, что бы было не слишком поздно, тогда Вам не обойтись лишь травами.
Магистр постаралась тонко намекнуть незнакомцу, что ей нужно немного больше информации, чем голословные слова. Как любой теоретик, маг стала восстанавливать в памяти нехитрые рецепты и “не практикуемые” настойки, к которым можно было обратиться  в крайнем случае, если ситуация окажется очень запущенной. С первого взгляда могло бы показаться, что поступок магистра чист и бескорыстен, но все в этом мире оборотную сторону, для Тары она заключалась в бесценной практике, которой так не хватало в застенках академии. Плавный ход мыслей брюнетки обрывается громкой фразой обращенной не понятно кому и  резким поворотом собеседника, а Тара, как и любая любознательная особа, тут же переключила внимание с привычных размышлений на говорившего.
Любопытный взгляд зеленых глаз остановился на массивной фигуре, словно скала застывшей посреди лавочки травницы. Непривычный мерзкий холодок пробежался по спине, подсказывая брюнетке, что перед ней находится потенциальная опасность, так происходило всегда раз к разу. Повинуясь природным инстинктам и развитой интуиции, магистр отступила на шаг от оборотня, практически вплотную приближаясь к прилавку. Только когда деревянная столешница уперлась в поясницу, маг остановилась, так и не сводя взгляда с напугавшего ее человека, хотя на этот счет в сознание закралось большое сомнение.

0

14

Хуже дурака, только дурак с инициативой..
Хмыкнув себе под нос, прошел в глубь лавки с травами. Запахи обухом ударили по платиновой голове, но предпринимать что-либо было поздно. Уже третий раз Мор нарывался на этого человека с момента смерти провидицы. А ведь с прошлой встречи он пообещал себе поумнеть. Видимо не судьба. Элементаль никак не мог научиться ценить человеческие жизни, чего не скажешь о самих людях. Вот и опять, ей богу, попался на сущей глупости.
На еле заметный скрип двери Теро обернулся, пожалуй, слишком нервно, впрочем, тут же, успокоившись, вернулся к такому интересному занятию, как изучение трав. В последних, правда, он ни хаба не понимал, но все равно интересно было жутко. Бежать поздно- так называемая ищейка, а точнее как он сам называл приближающуюся личность, все одно шла уверенно. Был лишь шанс привязать след к магистру, чем собственно Антеро и занимался в данный момент. Правда проснувшийся насморк и сила женщины несколько мешали, если не сказать сильнее. Пальцы путались в невидимых нитях и немного дрожали, боясь потянуть слишком сильно, привлекая излишнее внимание. Он и так здесь был неуловимо чужим со своим обилием серебра и резковатыми движениями. 
Очередной перезвон воздушных нитей, пропускающих в помещение хрупкую фигурку со смоляными волосами. Милая, юная девушка неожиданно внимательно осматривает посетителей и на какую-то короткую долю секунды замирает, пытаясь понять. Что? а где собственно е цель. А вот так вот, настигнув наконец жуткого убийцу, а на счету элементаля четыре мертвеца вместе с завещанием провидицы, она сейчас растерянно осматривает людей, будто веря, что страшный маньяк сейчас сам поднимет руку в верх.
Впрочем с насморком этого не потребуется..
Пытаясь справится с организмом, невольно задержал на ней глаза.
Все же первая личная встреча.. Отпраздновать что ли?..
Да, работа не закончена, но запахи ведь не только элементалю не дают сконцентрироваться. Да и как минимум треть работы готова, а значит если к примеру просто пробраться от нее подальше, может судьба и подарит пару минут форы.
-Уважаемый, тут есть запасной выход?
Хозяин лавки недоуменно воззрился на странного посетителя, но под блеск золотого тут же указал на смежное помещение. Впрочем, кто сказал, что этот же самый золотой и не приведет доброго с виду мужчину к этой самой ищейке с докладом, а Мор потом к плахе?
Ну да посмотрим..

0

15

Парень явно тоже припомнил обстоятельства их последней с Райлором встречи. Во всяком случае, мелькнуло в его глазах что-то эдакое… Кстати о глазах – наемник на память никогда не жаловался и мог бы поклясться, что тогда на тракте гляделки этого защитника эльфов были ярко-желтыми. А сейчас темно-карие… м-да. А кто там у нас цвет глаз периодически меняет?
Мысль была дельная, за ней наверняка потянулась-бы цепочка весьма интересных выводов, но взгляд Райлора скользнул по рукам обладателя переменчивых глаз и четвертьорк не удержался от того, чтобы недовольно поморщиться. Ожог на ладони. А стало быть, нормально драться в ближайшем будущем бывший охранник каравана не сможет. Полуоформившееся намерение спровоцировать бой (и плевать, что нужно быть свежим перед турниром, турнир еще когда, а повеселиться хочется уже сейчас), накрылось большим медным тазом. Нет, мечник не страдал от избытка благородства, но когда речь шла не о деньгах, а о развлечении, предпочитал биться на равных. Так было интереснее.
Под напором досады, мысль о смене имиджа несостоявшегося противника ускользнула в глубину разума четвертьорка, чтобы всплыть в будущем… ну или не всплыть вообще.
Парень тем временем порол какую-то чушь о том, что опасно интересоваться делами нанимателя. Райлор хмыкнул.
«Да уж, как он и правда дожил до своих лет с подобными понятиями?», - подумал наемник. Вслух же он сказал:
- Ты на кого работал, парень? Неужто, все время на безгрешных духов справедливости, - метис саркастически ухмыльнулся и, сложив ладони наподобие крылышек, чуть помахал ими для пущей убедительности, - Я вот, если бы не интересовался всем, что, так или иначе относится к моей шкуре, был бы уже раз десять как мертв. А то ведь бывают случаи, когда наниматель под конец работы уясняет, что ребята вроде меня ему больше не нужны, и вспоминает о том, что мертвецы отлично держат язык за зубами, а платить им не надо.
Учитывая, что заданный мечником вопрос был явно риторическим, беседу на этом можно было и прекратить, а лавку покинуть, благо интереса к целебным травам Райлор не испытывал абсолютно никакого, да и денег на их приобретение не имел. Но тут его внимание привлекло какое-то движение – невысокая стройная девушка с волосами цвета воронова крыла отступила на шаг к прилавку. Всегда настороженный и готовый к любым неприятностям, наемник бросил на нее цепкий хищный взгляд. Который, впрочем, почти сразу сменился обычным мужским оценивающим взглядом. И, надо сказать, весьма одобрительным взглядом. Стройная и худенькая, но отнюдь не плоская, с нежной кожей и плавной грацией, прорывающейся в малейшем движении, она была очень хороша. Но в ярких зеленых глазах почему-то был явный испуг. Райлор отлично знал, что выглядит довольно устрашающе, но, демоны ада, не настолько же! К тому же они ведь не в темной подворотне, не в глухом лесу, и отнюдь не наедине вдобавок.
«Может быть, она меня откуда-то знает? Скажем, видела за работой?», - предположил метис. Это, если учесть специфику большей части его контрактов, объясняло испуг брюнетки. От размышлений на эту тему наемника отвлекло появление молодой симпатичной девушки, совершенно явно и не таясь кого-то высматривающей среди посетителей. И почти сразу-же до острого слуха Райлора донеслось:
-Уважаемый, тут есть запасной выход?
Метис обернулся на голос.
«Это еще что за чудо в перьях?» - он насмешливо прищурил глаз. Но не зависимо от того, кем или чем являлось упомянутое обвешанное серебром чудо, Райлор готов был поставить свой меч против сломанной подковы на то, что столь резкая попытка слинять напрямую связанна с только что вошедшей глазастой дамочкой. Добряк решил немного задержаться и досмотреть спектакль. Возможно, ему все-же удастся чуток развлечься перед турниром.

Отредактировано Райлор (2008-05-03 16:26:09)

0

16

Какое-то время магистр затравленно, словно попавшийся в капкан зверек смотрела на испугавшего ее мужчину. Но сумбур, царящий в голове, потихоньку стал успокаиваться, и все возвращалось на круги своя. Толь высшие силы знали, как магистр ненавидела сама себя за беспочвенные испуги, которые были неотъемлемой частью магистра. Каждый раз при встрече с чем-то незнакомым и подозрительным брюнетка впадала в своеобразный ступор или же наоборот начинала усердно паниковать, чем не раз и не два повергала своих потенциальных противников в состояние полного недоумения или же неконтролируемого смеха.(все зависело в таких случаях от интеллекта оппонента)
Вот и теперь приведя мысли в порядок, Тара испытывала такое чувство, что когда-то уже встречала мужчину, но вот где и при каких обстоятельствах оставалось пока загадкой. Маг перестала жаться к деревянной стойке и слегка отошла от нее, стараясь сделать это незаметно, а то не дай бог, примут за сумасшедшую, которую по своему обыкновению народ не жаловал. Испуг сменился заинтересованностью и желанием банально вспомнить, все же время и частые отлучки из Академии давали о себе знать, слишком много народу повстречала на своем пути магистр. Брюнетка потерла запястье и стала внимательно изучать незнакомца. Поначалу внимательный взгляд остановился на лице, затем медленно, словно нехотя переместился ниже. Могучая мускулатура, кисти рук и отточенные, но скудные движения  демонстрировали всем и каждому в отдельности, к какой братии принадлежит их обладатель. Тара даже не пыталась скрыть своей заинтересованности новой персоной, ей даже было наплевать на мнение посторонних людей, которое, несомненно, было двояким.
«Хм…допустим, передо мной наемник, хотя это очевидно. Но вопрос в другом, откуда я могла его знать…значит, произошло что-то запоминающееся, если память о нем сохранилась…Академия…это вариант, хотя вряд ли, обычно очень мало контактов с наемниками. », обрывки незаконченных фраз и предположений поглотили внимание магистра, которая так и продолжала изучать взглядом четвертьорка, неприлично и вызывающе, но что поделать интерес превыше человеческих убеждений.
«Бог мой, да они знакомы, вот так поистине дружеская встреча», съязвила полукровка только сейчас заметив манеру с которой общались(если диалог между мужчинами можно было так назвать) оборотень и наемник.
Девушка так и не заметила появившуюся в лавке персону, даже две…Сегодня в этом заведении явно ажиотаж, внезапно все и сразу захотели подлечить свое здоровье душистыми запахами. Обвешанный как новогодняя елка парнишка,  не вызывал ничего кроме усмешки, чего не скажешь о хрупкой девушке явно высматривающей кого-то среди посетителей. Мгновение и Тара чувствует на себе полный злобы взгляд, который тяжелым грузом давит на плечи, словно обладает материальной формой. Непонимание, смятение и неприятная ноющая боль в висках, которая бывает в моменты, когда попадаешь под чужое влияние.
«Что опять, кому на этот раз перешла дорожку?», одни вопросы и ни одного ответа, а девчушка со смоляными волосами так и продолжает пристально сверлить взглядом магистра, желая услышать что-то важное для себя.
- Прекрати, - рявкнула Тара сама не соображая, что в очередной раз огласила свои мысли.
Невозможно было описать эмоции появившиеся на лице недавно вошедшей девушки, недоумение, испуг, удивление все смешалось в один большой комок…нервно подергивающаяся нижняя губа и медленно текущие по щекам слезы.

оос: продолжаем игру пока без Велкана...

0

17

Уже подходя к указанной двери, обернулся к ближайшим выставленным на продажу травам, вызывая легкое недоумение со смесью непонимания у продавца. Окинув мимолетным взглядом зеленоватые пучки, посмотрел на девушку.
Теряющая былую уверенность в себе, она сейчас выглядела на взгляд элементаля жалко. Еще пару секунд назад лицо, кажущееся каменным и недосягаемым для эмоций, сейчас было заполненным ими под завязку. Чувства, наполнив свой резервуар стали переливаться через края, медленно и какими-то странными рывками, будто на дне что-то жило. Обычный человек, посчитавший себя неповторимым и разочаровавшийся в собственном же смысле. Впрочем, ей не впервой, Мор был в этом уверен. Пройдет немного времени и она вновь будет со всех с высоты.. пока опять не получит подножку старухи судьбы.
Но конкретно сейчас и здесь черноволосая искренне считает его своим кровным врагом.. и кто бы знал, как это нравилось Дасу и как он за это был благодарен. Столь редко видя это чувство таким кристально чистым, он готов был еще не раз с ней встретиться.. перед ее смертью. Последнее было неизбежно, ибо зарвавшийся человек быстро надоедает.
Серые глаза, перестав быть стальными прямо смотрели на магистра и дух чуть не начал ревновать- этот взгляд, полный боли, злости и какой-то пустоты предназначался ему,  а не какому-то человечишке. Уже сделав полшага назад, успокоился, понимая, что вот сейчас точно не нужно портить ситуацию.
Лишь немного прикрыв глаза, скрывая светлеющие радужки глаз под светлыми ресницами, потянулся к этой бьющейся нити. Напряженная, нервная она тем не менее удивительно удобно тенью легла в узкую ладонь. Всего лишь один раз потянуть- серые глаза удивленно распахнуться, а приоткрытые губы выпустят на волю удивленный звук. Да, за один этот звук, за один последний взгляд Мор хотел сейчас быстро завершить спектакль. Но нельзя.
Смотря из-под полуприкрытых глаз, он мог сейчас лишь радоваться своему.. творению? Конечно, ведь это он создал, пусть случайно, эту картину, этот исказившийся после смерти близкого характер. А девушка так и не находила слов для выражения всех эмоций зато, подойдя немного ближе к магистру, нашла какое-то подходящее заклинание и ужа начала его еле слышно напевать, делая неопределенные пассы руками.  из носа Антеро, будто подражая женским слезам, потекла тонкая струйка крови, а неизвестный посетитель в дольнем углу помещения схватился за резко зашалившее сердце. Да, неконтролируемые почти эмоции девчонки причиняли боль, но отказаться от них для Теро пока не было возможным.

Отредактировано Антеро (2008-05-05 14:50:54)

0

18

Несмотря на явное намеренье улизнуть обвешанного серебром с ног до головы чудака, вошедшая дамочка с колючими глазами, искала кое-кого иного, а именно зеленоглазую брюнетку, которая так испугалась наемника. Брюнетка, к слову сказать, сумела быстро оправиться и словно бы в компенсацию за свой испуг, уставилась на Райлора в упор каким-то необычным изучающим взглядом. Наемник уже было хотел поинтересоваться у этой странноватой особы, не растут ли на нем цветы или еще что интересное, что так привлекло ее внимание, когда что-то отвлекло зеленоглазую от тщательного исследования четвертьорочьих фигуры и физиономии. Этим чем-то был взгляд недавно вошедшей. И если пугливая брюнетка была, по мнению Райлора слегка странной, то эта дамочка со своим тяжелым ненавидящим взглядом тянула на полновесную сумасшедшую.
«Многовато странных взглядов для одной захудалой лавчонки», - хмыкнул про себя наемник.
- Прекрати! - судя по выкрику, брюнетка была с ним в чем-то солидарна.
Звук ее голоса словно-бы резко распахнул люк, ведущий в один из многочисленных сырых и темных подвалов памяти мечника. В нос, словно наяву ударила удушливая сладковатая вонь бальзамировочных масел и древнего тлена, заныла сетка шрамов на левой ладони…
«Черт, как-же я сразу ее не узнал!?», - подумал воин, по-новому взглянув на брюнетку.
Подозреваемая же Райлором в сумасшествии девушка в ответ на крик проделала нечто, превратившее подозрения в почти что полную уверенность. Для начала она разревелась, скривившись при этом так, словно ее только что заставили сожрать целый лимон вместе с кожурой, а потом стала водить в воздухе руками и что-то напевать, явно собираясь бросить заклинание. Воин насторожился – заклинания, знаете-ли, бывают разные, а он не был в состоянии по пассам и голосу определить, что конкретно собирается сделать эта истеричка – шваркнуть молнией в старую знакомую, с которой Райлор когда-то встретился при не самых благоприятных обстоятельствах, или-же, например, сжечь все к демонам на сто шагов вокруг. Он бы поставил на первое, но и второго не исключал.
Наемник прикинул, не успокоить-ли колдующую кулаком по затылку – до нее ведь всего полтора шага и она полностью поглощена заклятьем, пикнуть даже не успеет. Но азартная натура Райлора воспротивилась против такого тривиального решения – ему хотелось поглядеть, что предпримет зеленоглазая магичка. В прошлый раз, она, помниться,  действовал довольно толково.

0

19

Маг недоуменно уставилась на колдующую девушку, но распознать заклинание было практически невозможно частые всхлипывания, непонятные паузы и исковерканная латынь делали свое дело, и звучный напев превратился в неудачную пародию. Тара была в смятении, маленькое пространство и большое скопление народа мешали, ибо все заклинания магистра были  слишком сильными, даже “спеленать” колдовавшую было проблемно, так как присутствовала вероятность случайно зацепить оборотня или наемника. Тонкие пальчики брюнетка пришли в движение, словно нимфа скручивала невидимую веревку, делая ее прочнее, так оно и обстояло лишь за тем исключением, что по воле мага тонкие зеленые побеги вырвались бы  из-под земли и попробовали обездвижить незнакомку и по возможности сбить концентрацию.
В стороне раздался тихий стон, и мужчина повалился на пол, держась за сердце. Брюнетке понадобилась доля секунды, что бы связать воедино манипуляции незнакомки и сердечный приступ посетителя лавки. Тара резко развернулась и сделала шаг к углу, в котором застыла неподвижная фигура.
- Прекрати, - повторилась магистр, только в этот раз слова сопровождал резкий выпад руки в сторону незнакомки. В ладони полукровки появился небесно-голубой магический шар, который с большой скоростью полетел в незнакомку, девушка же оказалась не так проста, как казалось и навстречу заклинанию магистра, летела такая же сфера, только переливающаяся фиолетовым светом. При столкновении заклинаний магистра и покушающуюся девушку сбила с ног небольшая ответная волна. Тару отнесло к деревянной стойке, а “гончую” под ноги Райлору.
«Поспешишь себя разнесешь», вспомнилось магистру направляющейся неуверенной походкой к расположившемуся в углу мужчине. В данный момент брюнетку не беспокоило ровным счетом ничего, ни маг-самоучки, ни наемник, которого тара вспомнила.  Опустившись около посетителя на колени волшебница дотронулась до запястья нащупывая незаметную венку, чтобы проверить пульс…оного не оказалось, мужчина был мертв. С первого взгляда все  было ясно, но сомнение закралось в душе колдуньи. От покойника шел едва заметный магический след, который медленно терял свою ясность. Эта тонкая незримая ниточка вела к блондину, над которым маг не так давно мысленно улыбалась.
- Молодой человек, - обратилась девушка, поднимаясь с колен и разворачиваясь спиной к трупу. Но продолжать фразу Тара не стала, так как не смогла подобрать правильных слов, да и обвинять кого-то было для девушки в новинку, а магический след тем временем таял как лед под палящим солнцем, но магистр в последний момент успела “дернуть” незримую ниточку причиняя ее владельцу небольшой, едва заметный дискомфорт.

0

20

Очередной сильный всплеск эмоций и тихий звон.. чужой жизни? Нет, всего лишь души.. пятнадцать минут, эти хабовы пятнадцать минут.. на глазах сереющий мужчина- его еще можно спасти. Холодная усмешка скользнула на бледные губы Мор. Нет. Не спасти, всего лишь потому, что не захотели.. Душа, робкой тенью встав над телом, никому невидимая и по своему одинокая, невольно озирается в поисках.. помощи?
Хаб тебе, милая, не получится..
Незаметно активировать кольцо- дело считанных секунд, а дальше уже дело привычное- легко поманить эту мерцающую субстанцию и поместить в металл. Там она продержится правда недолго.. если ее не употребить в обиход. Прикрывая глаза, насладится угасающим теплом на пальце. Люди так легко расстаются с жизнью..
Наконец переведя взгляд, он со все нарастающим удовольствием проследил первый обмен любезностями, а затем.. непонимание. Серые глаза ошарашено уставились на магистра. Конечно, начиная использовать магию, женщина тем самым очистила себя от лишних шлейфов и теперь черноволосая девушка видела настоящую ауру. Кинув быстрый взгляд на свежий труп, Дас расслабился- его присутствие она заметит, но точно понять не сможет, а значит вновь выиграл он. Своеобразная партия в шахматы, пошаговая система боя.. она чертовски нравилась Дасу.
От размышлений на философскую тему его оторвали. Приподняв глаза с расширенным после впитывания энергии зрачком и почти белой радужкой, Антеро удивленно воззрился на окликнувшую его женщину. Ищейка, так же сообразив к кому обращаются и налюбовавшись трупом, окинула серебреную витрину явным оценивающим взглядом, отчего элементаль лишь поморщился. Ну вот.. из такого творения что растет. Вместо того, что бы использовать логику и все просчитывать, она банально сравнивает каждого со своим убийцей.

0

21

Шоу оказалось так-себе, пара переливчатых магических шаров и все. Райлор несильно пихнул отброшенную к нему под ноги сумасшедшую носком сапога в бок.
- Давай детка, вставай и сражайся! - наемник откровенно забавлялся.
Впрочем, упавшей девушке на насмешки было явно наплевать, куда больше ее интересовала магичка, которая, к слову, по мнению наемника, вела себя совершенно по-дурацки: вместо того, чтобы спокойно добить оглушенного врага, бросилась к какому-то мужику, которого от всех этих, явно не свойственных спокойной лавочке событий, хватил приступ. Райлор разочарованно поморщился – мысленно он поставил приз грядущего турнира на зеленоглазую. Правда спорил он на приз с самим собой, да и сам приз был пока что в императорских сундуках, так что разочарование было не слишком сильным.
«Ну вот, сейчас эта оклемается и спокойно, не торопясь поджарит ту. Нет, ну это надо – кидаться к какому-то жмурику, когда за спиной вполне живая и дееспособная сумасшедшая умеющая колдовать!», - подумал мечник. Мысли о том, чтобы помочь старой знакомой у него не возникло, так как  ни денег, ни веселья (ни в обычном смысле, ни в достаточно специфичном райлоровом понимании слова «веселье»), это не сулило.
Наемник с любопытством наблюдал за поднимающейся на ноги девушкой, ему было интересно, что же именно сделает она с отвлекшейся магичкой. И вновь метиса ожидало разочарование, беспечная магичка окликнула того самого странного типа, что порывался смыться и девушка вместо того, чтобы с помощью магических сил разорвать брюнетку на куски, или, скажем, превратить ее в ледышку (наемник видел такое, когда участвовал в последнем западно-коннахтском конфликте), тупо уставилась на беловолосого.
Наемнику весь этот балаган успел изрядно наскучить. Затевать сейчас бой с бывшим охранником каравана без толку, порядочной магической дуэли он явно не дождется, потенциальных нанимателей вокруг тоже не видно, так что ну их всех к Реллдану! Райлор поглядел на выход из палатки.

0

22

Девушка спокойно шла по рынку, пока не заметила нечто странное. Кучка людей, стоящих напротив травяной лавки, взволнованно обсуждали что-то,  время от времени тыча в сторону постройки пальцами, однако ближе не решался подойти никто. Внезапно в окнах промелькнули небесно-голубой и фиолетовый шары – внутри явно происходило что-то неладное.
    Интересно,  что такое. Надо бы узнать.
Благоразумие Иоланты быстро сдалось, не выдержав неравного боя с любопытством. Она, не торопясь, подошла ко входу в лавку и постаралась как можно незаметнее заглянуть внутрь. Картина открылась необыкновенная: среди жуткого разгрома на полу валялся  пьяный или труп; а встающая на ноги особа выглядела больной на всю голову. Подглядывающей одновременно хотелось и уйти прочь от чужой разборки, и узнать, чем дело кончится.  К тому же, некоторые из тех, кто находился внутри, показались знакомыми девушке.
    Брюнетка, которая склонилась над лежащим мужчиной... Я совсем недавно её где-то видела.  И тот, с мечом, … когда же я смотрела на него именно так, со спины.
Но сейчас девушка была слишком занята, чтобы что-то вспоминать. Она желала получить ответ лишь на главный вопрос – что же, собственно, здесь было.  Девушка так сильно увлеклась подглядыванием в лавку, что совсем забыла об осторожности.  Нет, она конечно отпрянула от двери, когда здоровяк посмотрел в её сторону, но всё же недостаточно быстро, чтобы наверняка остаться незамеченной. Девушка не то, чтобы боялась, просто не хотела быть причастной к устроенной заварушке. Кроме того, в душе вдруг пробудилось нечто, с чем сейчас не было времени разбираться.

0

23

Старые знакомые, странные взгляды, непонятные разборки – с Райлора было достаточно. Он решительно направился к выходу. Собравшейся у входа кучке зевак хватило одного-единственного хищного взгляда исподлобья, чтобы мгновенно освободился широкий проход. Да, конечно, здесь столица великой Империи, не орочья вольница какая, стража многочисленна, доблестна и умела, но… Ну его вовсе дуболома этого с его оглоблей, ишь зыркает как! Такому живую душу порешить – что высморкаться. Кусочком неба мелькнул в толпе голубой подол, и на мгновение наемник почувствовал чье-то напряженное внимание, остро пробившееся сквозь мутную неприязнь толпы. Хотя, может быть, ему просто показалось. Райлор оглянулся, но уже сомкнулась стена потных тел, укрыв обладательницу приметного голубого платья. Он сплюнул под ноги и двинулся к выходу с рынка. Солнце уже начинало припекать как следует, ласковые утренние лучи обернулись широкими горячими ладонями, лежащими на плечах и могучем загривке, оглаживающими по волосам, смачивающими потом лоб. Наемник искоса глянул на светило и пробормотал ругательство. Ноги сами собой понесли метиса туда, где от жарких лучей можно было укрыться под кронами столетних деревьев, туда, где пыль и суета городских улиц уступала пусть и окультуренному, рассеченному аккуратными дорожками, причесанному и подрезанному, но все-же уголку природы.

Рынок >>> Парк.

Отредактировано Райлор (2008-05-08 23:37:03)

0

24

Через несколько торговых рядов девушка замедлила шаг. Здесь, среди лавок с шелками, она почувствовала себя в какой то мере спокойно - разгромленная палатка осталась позади. Девушка встала в тень навеса, пригладила  растрепавшиеся от быстрой ходьбы волосы и прислонилась к неровной деревянной стенке. Она руками закрыла глаза, пытаясь отдалиться от многоголосого базарного шума, чтобы остаться наедине со своей памятью. Это оказалось весьма нелегко,  но наконец в глубине сознания что-то забрезжило.
Да не может быть… через столько лет… а может быть просто похож. А я дура, вечная дура. Тогда – отправилась в одиночку ловить банду,  чудом осталась в живых. Сейчас -  поспешила, ничего не разглядела толком.
Девушка отошла от стены и побрела в сторону выхода из рынка, не обращая внимания на пестрое многообразие товаров, на зазывающие крики торгашей и на мальчишек, хищными глазами выцеливающих чужие кошельки. Справиться с нахлынувшими мыслями она не могла.
А если это он... Его же у нас в королевстве ещё разыскивают. Выяснить точное местонахождение, и лететь в гильдию пегасоводов. Но так далеко, за это время можно сто раз успеть смыться.
У Иоланты не было опыта  выслеживания, кроме неудачной детской затеи,  но в ней вновь проснулась ненависть к истребителям пегасов, толкавшая её решительность вперёд.  Пусть она совсем не шпионка – так меньше подозрений, если что – какой спрос с гуляющей  по праздничному  городу чужестранки. Пусть платье бросается в глаза – на постоялом дворе она переоденется в неприметные вещи, и тогда найти её в толпе будет почти невозможно. Осталась одна неувязка – девушка не знала, как искать преступника в городе, и даже не была уверена, не являлся ли призрак из прошлого глюком от жары, которая всё усиливалась. Оставаться душном рынке уже было выше сил девушки, которая за жизнь в более северных краях ни разу ни попадала в подобное пекло. Кроме того, сейчас ей было жизненно необходимо тихое место, где можно было ещё раз  обдумать утренние события. Девушка решила отправиться к известному на весь материк императорскому парку, представляя себе скамейку, стоящую под раскидистыми деревьями у мраморного фонтана.

Рынок >>> Парк.

+1

25

События развивались слишком быстро, и магистр банально не могла понять, что же все-таки произойдет или уже произошло. Народ на улице стал проявлять все больший интерес к произошедшему в лавке, а самые неугомонные умудрились даже протиснутся внутрь. В помещении царил такой шум и гам, что девушке казалось, будто его не сможет “перекрыть” даже звон  массивного колокола будь он неподалеку. Суета отрицательно сказывалась на привыкшей к тишине и спокойствию магистре. Сообразившая, что же все такие произошло в ее лавке, травница поспешила к лежащему в углу трупу, но помощь ему сейчас была не нужна. Кто-то сообщил о случившимся стражам порядка, которые не теряя ни минуты(что было странно для них) прибыли на место происшествия.
Тара вздохнула и посмотрела на увешанного серебряными украшениями блондина, о чем хотелось его расспросить, уже забылось, осталось только желание поскорее убраться из этого хаоса. Брюнетка машинально положила на прилавок золотую монету, плату за покупку, и быстро запихнув пучки трав в сумку отошла к служебному выходу. В такой сумятице на неприметную девушку никто не обратил внимание, таким нехитрым образом магистр покинула лавочку.
На улице шло бурное обсуждение последней новости, ходили слухи, что найдены еще трупы и возможно в этом причастен какой ни будь убийца-отравитель. При других обстоятельствах брюнетка возможно бы и осталась послушать сплетни, но не сейчас. Тара быстрым шагом покидала рыночную площадь. Куда лежал ее путь магистр и сама не знала, просто шла от этой суеты.

----- куда-то ----

0

26

Плутовка шла по рыночной площади быстро, чуть подпрыгивая, это была манера ее пердвижения. Не всегда, но в большинстве случаев. При прыжках, она опиралась на хупак, который был обвешан многочисленными фенечкам, а также просто стеклянными бусинами и цветными перьями. Сюда, всмысле на рыночную площадь, девчушку привело любопытство, впрочим как и всегда. Но прошел слух, что именно сегодня сюда приехал купец издалека, он привез ТАКОЕ, чего раньше никто и никогда не видел! Эринэль по дороге "нашла" пару кошельков, несколько блестящих украшений с яркими камешками, каим-то невероятным образом сами оказались в ее мешочках. Наконец вот она, таинственная лавка...нет, не лавка, шатер...
Эрин остановилась у входа, но лишь затем, чтобы "подобрать" сверкающую на солнце чью-то потеряную пряжку,  после сразу же вбежала в шатер.
Перед взглядом кендера предстал длинный стол, уставленный разноцветными бутылочками, а за этим столом сутулый старикашка спал, положив обе ноги, в потертых сапогах, на стол.
Чего здесь только не было.... и яркие сияющие, словно солнце, и черные, как ночь. Казалось, в некоторых из них чудесным образом росла тоненькая, но украшенная многочисленными резными листочками, лиана. В одном большом бутыле Эрин заприметила крохотного человечка, с головой-картофелиной и большими пухлыми губами, который задумчиво ковырялся в днище бутылки. В бутыле с длинным горлышком клубился сизый туман, а в округлом сосуде прозрачная вода, в которой отражался какой-то чудный город. Девчушка облизнулась. Руки сами собой потянулись к сокровищам. Впринципе как и всегда, руки зачастую действовали заметно быстрее головы, и тем самым доставляли хозяйке массу неприятностей. Вот и сейчас, нет бы схватить любую бутылочку, из стоявших на столе, так нет, загребущим ручонкам кендера понадобился причудливой формы бутылек, стоящий на самом верху деревянного стелажа. Напевая под нос одну веселую песенку:
...Дракона никто не рискнет удержать,
Он может везде, где захочет, летать,
В лучах заходящего солнца кружа.
Он может огня языки выдыхать,
Как будто задумал устроить пожар,
А вовсе не солнце летит провожать...

Эрин ловко перебирала ногами и ладошками легко зацеплялась за следующую полку. И вот наконец желанная бутылочка, пальцы довольно ощупали, чуть выпуклое стекло и вдруг....
гхм-хм, - старикан, буквально некоторое время спокойно дремавший неожиданно, потянулся и прогнувшись назад, открыл глаза. Каково было его удивление, когда он увидел над собой, а именно на стелаже, висящую Эрин.
-Ах ты маленькая дрянь!!! - завопил старик и попытался стряхнуть девчонку с полок, азарт был настолько велик, что затмевал глаза и видимо уши, потому что со стелажа начали с грохотом сыпаться цветные бутылочки и приплюснутые стеклянные баночки. сосуды падали на пол и с характерным "дзынь" разлетались на многочислиленные осколки.
-УУУХ, - Эрин болтало из стороны в сторону, но тем интереснее было приключение, девчушка хихикала, продолжая упорно висеть на деревянном и уже почти пустом стелаже.
Некоторое бутылочки оставляли на полу лишь горстку песка или яркую лужицу, а некоторые....некоторые вспыхивали  и вылетали из шатра разноцветными всполохами, вскоре цветной дым, обладающий различными ароматами повалил в разные стороны.
Кендер с визгом призимлилась на пол и дала деру из шатра, уже спрятав бутылочку в мешочек. Через минуту на воздук вывалился старик, только теперь он больше напоминал базарного шута: его борода и волосы были равномерно окрашены в фиолетовый цвет, одежда, приобрела невероятно яркие цвета, режущие глаза, а голос старика...изо рта его вырывалось лишь петушиное кукарекание.

======>Улицы

+1


Вы здесь » [Ristall - Fire of the War] » Исенделл » Рынок